footuh — 2008-12-13 20:41

Действительно, мне лично, как раз этот момент не совсем ясен. Если не затруднит, объясните как все это тогда было устроено. Получается существовало относительно массовое производство, и оно как-то технологически (организационно) было принципиально иным, чем в деревенской кузнице?

Нет. Посмотрите как изменяется структура княжеств — после монгольского нашествия. До этого момента основой и базовой ценностью было зерно. Серп рулил. Развитие основных городов в до-монгольской Руси связано прежде всего с наличием пахотных земель. Переяславль (Залесский), Владимир, Ростов, Суздаль. Они же все поднялись на подсечном земледелии на лесном подзоле. Смысл их роста был прост как три копейки, — это все города на местности с высоким мобилизационным ресурсом.

Железная руда из той же Средней Азии нужна была в первую очередь для местных армий. В Среднюю Азию вплоть до конца 12 века идет в основном крупное дерево, а так же оружие на его основе. То есть — практически весь импорт железной руды, металла-сырца остается в самих княжествах. Оно перерабатывается в оружие, которое должно было быть использовано самими русскими княжествами. Если остатки осадного вооружения на землях Хорезма той поры — очень часты, то считается, что русское оружие было дорого и поэтому оно было только у сравнительно богатых товарищей.

Однако по мере развития кризиса количество остатков осадного вооружения из России снижается и вместо этого начинают появляться русские мечи и сабли. Это было по причине того, что среднеазиаты уже не могли платить в полной мере, а русские оружейники были принуждены снижать цену на свой товар. Тем самым мы убили оружейное производство в самом Хорезме, так что к появлению монголов там было уже — все совсем плохо. Однако и для России все стало нехорошо — вовсю раскручивалась дефляционная спираль на рынке вооружений, для того, чтобы не сокращать поступления в бюджет, — стал расти импорт руды и сырца, а в ответ оружие пошло на экспорт большим потоком (ведь нужно было как-то выправлять товарные перекосы). Начинается постепенное ослабление старых центров — вперед начинают вырываться такие города как Тверь, Рязань и Москва. Последние — кстати, — не входили в тот момент в земли Владимирские, и если бы не Нашествие — возможно у нас тут могло сложиться два мощных центра производства оружия, что привело бы — или к усилению конкурентной борьбы типа «гонки вооружений», или кровавой бане — еще в 13 веке (по факту она случилась чуть позже — между Москвой и Тверью в веке 14-ом.) Тут-то и появились монголы. Они отобрали у русских княжеств часть функций — связанных прежде всего с независимой внешней политикой, которая в средневековье прежде всего значила право на Войны.

Раз русские княжества потеряли нужду в постоянном качании военной мышцы, — с одной стороны освободившиеся резервы хлынули в производство, а самое главное — исчезла необходимость высокого мобилизационного потенциала. Это приводит к очень быстрому и стремительному угасанию тех земель, где главный смысл существования был в способности мобилизовать большую феодальную армию. Кроме того, — нужда в оборотных средствах — увеличивает ценность в развитой промышленности, а так же путях доставки как сырья из Азии, так и готовой продукции — назад в Азию. В итоге — такие мощные центры как Переяславль увядают (а ведь это стольный град Ярослава Великого и Александра Невского!), а вместо них на глазах поднимаются новые, или казалось бы дотла уничтоженные старые центры. Так практически на пустом месте — в транспортном узле возникает Нижний, из полного дерьма и пепла по новой вырастают Москва и Рязань, Тверь из мелкого уездного становится стольным городом (это столица Великого Князя Ярослава (Ярославича) Тверского — младшего брата Невского). Впрочем и Владимир из-за его удачного положения на Клязьме пока еще рано списывать со счетов. А вот таким городам как Ростов и Суздаль — не повезло, они чуть в стороне от основных транспортных путей и потихоньку сдуваются.

Иными словами — нет каких-то особых центров, — всем понятно, что монголы постоянно воюют и им нужно оружие. Поэтому все начинают заниматься его производством — резкий рост кузнечных слобод в период ПОСЛЕ монгольского нашествия — отмечен всеми археологами (при том, что конечно — сами города пострадали, — имеется в виду рост скорее относительный, чем абсолютный). Однако — на круг — с учетом того, что начинают быстро расти таки города как Нижний и Тверь — в сумме по России — заметен по крайней мере полуторный (а по мнению кое-кого и даже двойной) рост кузнечного производства, которое теперь жестко привязано к окраинам лесных массивов (источник угля) и больших рек (источник сырца).

Нет, не появляется каких-то особых супер-пупер городов-кузниц (каким впоследствии станет, например, — Тула), — идет скорее стихийный рост кузнечного производства. В то же время — наблюдается и второй важный процесс, — возникают первые примеры специализации городов — Переяславль хоть и имеет свои кузницы, но предпочитает уже больше сосредоточиться на производстве зерна, а какие-то железные инструменты там скорее предпочтут приобрести на рынке в обмен на зерно. Очень позитивная и важная тенденция, говорящая о росте связности внутри зарождающейся Империи. Поэтому Переяславль — скажем в начале 14 века, славен своими амбарами, а не кузницами, или чем-то еще. Судьба его в том, чтобы из стольного города постепенно стать амбаром Москвы — «житницей Московитов». И это — тоже важно.

На самом простом, примитивном, обывательском уровне — мы вдруг слышим голос просыпающейся Империи, — городской сход Переяславля пишет челобитную московскому князю Даниилу Александровичу: «Князь наш — Иван (Дмитриевич — племянник Даниила) помре, просил передаться под твою руку. Прииде и правь нами, как своими детьми, оборони от врага и несчастья. А мы как сможем — Москву прокормим». Это пишут подданные самого богатого пшеницею княжества тогдашней Империи. Даниил пришел и принял их под свою руку — резко уменьшив собственно московские посевы зерна. Зато размер поселения кузнецов в Москве за следующие пять лет удвоился. Равно как удвоился и объем московских пристаней. Москва — практически не выращивая хлеб в границах прежнего княжества, с этого момента становится и экспортером зерна.

Впервые в Истории России — Серп столь зримо слился в единое целое с Молотом. В принципе, — то, что произошло потом — с той же Тверью, — было уже не важно. Впервые в истории России — в одном уделе оказались слиты два центра, — один из которых имел все черты промышленного, а второй аграрного. Серп кормил Молот и поставлял тому бойцов в общую Армию. Молот обеспечивал данную общую армию — Оружием. Возникший тандем был явно сильнее всех их возможных противников — в момент объединения Москвы с Переяславлем — судьба той же Твери и того же Владимира были предрешены.

Два узкопрофильных специалиста в одной команде могли нагнуть любую команду из двух просто городов, или универсалов. Они и — нагнули.

Впрочем, то, что князь Московский был родным племянником хану Золотой Орды, — тоже не помешало.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>