footuh — 2008-12-13 22:20:31

Ответ обывателю:

Ну, как я могу спорить с Брокгаузом и Ефроном? Наверно никак. Однако в выделенном Вам отрывке – прошу обратить Ваше внимание – не на выделенные Вами куски, но на основные отсылки к Уральским горам и так далее. Иными словами, — в данном тексте подразумевается несколько иная ситуация, чем описано. Ну, мягко говоря – ситуация чутка позже XVI столетия как минимум. Да, после этого говорится про Тверскую и прочие губернии Центральной России, однако после этого идет более чем многозначительное упоминание о том, что тамошние месторождения это – никакая не «болотная железная руда», а самый что ни на есть Железный шпат.

Надеюсь, — раз уж Вы имеете под рукой словарь Брокгауза и Ефрона, — Вы можете сами раскрыть его на статье «Железный шпат, он же сидерит, он же шпатовый железняк, он же карбонат железа – FeCO3» После этого Вы можете с чистым сердцем закрыть словарь, похвалить себя за умение работать с источниками и взять с полки пирожок.

Не надо быть таким вредным. Догадываетесь ли Вы об одном мелком нюансе, — как температура разложения железного шпата? Или условиях спекания бурого железняка, который то и дело замещает железный шпат в процессе геологического разложения? Если уж Вам так нравится работать с Брокгаузом и Ефроном, Вы могли бы найти очень важную и простую инфу о том, что температуры, при которых возможна работа с железным шпатом, стали достижимы (интересны) для тогдашней металлургии лишь после повсеместного распространения огнестрельного оружия, — ввиду того, что стволы бомбард стали требовать особой тепловой обработки (смотрим опять же ту самую диаграмму плавкости чугуна – если Вы материаловед, — нафига я должен это Вам объяснять?). Так вот – в процессе достижения нового уровня температур, необходимого для получения технологий необходимых для производства пушечных стволов – возникли технологии, позволяющие использовать полевой шпат и бурый железняк в черной металлургии. Смотрим на дату достижения данного уровня развития технологий – XIV век. В Западной Европе, которая по уровню развития своих металлургических технологий – традиционно опережала Россию – на всем протяжении нашей истории. К примеру, — Новгород уже успел сдуться в XV веке, а технологию получения печного наддува, позволявшую обрабатывать шпат (помимо обычной технологии мехового дутья – достаточной для обработки магнетита) так и не освоил. В моем изложении я неоднократно подчеркиваю. Речь идет о событиях XI-XIII веков, поэтому инфу о том, что в Тверской области есть железный шпат, можете использовать по своему усмотрению.

Четырнадцатый век, или – знаменитое «Куатроченто» — на то и называется Эпохою Возрождения, потому что в Европе – смогли выйти на новый уровень использования и утилизации энергии, а так же потому, что, начиная с него, – появилась возможность использования широкого спектра ресурсов, недоступных до этого. В том числе и – железного шпата, и бурого, черного и красного железняка. Если Вы дальше закопаетесь в книгах по этому вопросу, — Вы можете возникнуть с дальнейшим сообщением на тему о том, что железный шпат все таки можно – сперва окислить на прямом огне (то есть разрушить прямым нагреванием карбонат анион) газовой горелки (тест на определение шпата), а, стало быть, некие крестьяне… Сразу предупреждаю, — температуры там достаточно высоки и необходимо их поддерживать так долго, что все производство было вплоть до 14 века (а в России до середины 15 века) – бессмысленным. Вообще резкое усиление России в момент перехода от правления Василия II Темного к правлению Ивана III Великого вызвано в первую очередь тем, что мы, наконец, отвязались в производстве оружия от привозного сырья. (А во вторую, что во главе страны стал человек с подлинно Имперским сознанием, а не чел, воспитанный Софьей Витовтовной). Да, и вот – только с того момента и выяснилось, что железных руд в Империи – дофига. Правда основным источником – все равно стали более поздние источники руд на Урале. Там концентрация железа в руде была выше, а стало быть, и все производство – рентабельнее.

Svis-у.

Совершенно не сомневаюсь – в описанных Вами подробностях. Однако не ставил своей целью – специально заостряться на эту тему. Например, вспоминать, что основным столкновением того же Александра Невского (в союзе с Миндовгом) с немцами было отнюдь не Чудское побоище, а — взятие Дорпата (правда, без закрепления успеха – ввиду скорой смерти и Александра, и Миндаугаса, и даже сына того – Таутвилиса Полоцкого). Литовская цивилизация (цивилизационный проект) – появилась чуток позже даже, чем русская (имея в виду Россию), что не отменяет её и не умаляет её значимости. К примеру, понятие о том, что Государь Московский есть «Правитель Всея Руси» — как ни странно многим, — именно литвинское влияние, а точнее набор максим, вбитых крохотному Василию II Темному – его умной и властной матерью Софьей Витовтовной. Кстати, и сам цивилизационный конфликт, приведший в итоге к гражданской войне Василия с Юрьевичами – был именно конфликтом между Русским и Литвинским типами цивилизационного мышления (причем, что характерно – Великий Князь был по действиям и поступкам больше литвином, чем его визави – Василий Косой и Дмитрий Шемяка). Любопытно, что конфликт разрешился тем, что Софья Витовтовна (отсидев долгий срок в монастыре) «умерила свою гордыню» и стала «любимою бабушкой» — маленькому Ивану III Великому, которого воспитывала уже совсем в ином – Имперском/Русском духе. Летописцы писали об этом как «Софья пришла в разум», а в реальности мы видим – как одна модель социального поведения у человека – за время его жизни сменилась иною моделью социального поведения, что случается весьма редко, но всегда производит на современников – неизгладимое впечатление.

Как бы там ни было, — литовцы далеко не большие друзья немцев, как об этом пытается писать наша современная пропаганда. У них – вполне «своя избушка» и ней особые – характерные именно для них «погремушки». Вообще, наверно лучше – сказать о том прямо здесь, — «литвинский цивилизационный проект» — возник и стал стремительно развиваться именно как индуцированный Европой ответ на появление «степных хищников». Европе понадобилась аналогичная сила на своих границах – желательно такая же «дикая и необузданная», как грозные монголы, которых Европа хорошо запомнила по сражениям на реке Шайо и под Лигнице. Так Литва оказалась нужна – «кому-то еще» и смогла реализовать свой «цивилизационный шанс» — на всю катушку. Постепенно «наведенная Индукция» кончилась, монголы/Орда занялись в основном своими внутренними разборами, а Литва (особенно после разгромного поражения на Ворскле в 1399) – оказалась совсем не нужна в том качестве – в котором её проектировали (так как в степных условиях удержать Орду она не могла, а в лесных – и русские княжества с этой задачей вполне справлялись, особенно если учесть то, что случилось на Куликовом поле в 1380 году). Однако цивилизационная модель осталась, отсюда и «особый гонор» и весьма характерное для именно литовской ментальности «чувство долга перед цивилизацией в обуздании варваров». Вообще, — очень часто путают проявления польской и литовской ментальностей, потому что они довольно близки. Однако в базовых ценностях они разные: польская шляхта, числящая себя от «сарматов» — наделила польскую ментальность более сильной ориентацией на социальное расслоение, — на шляхту и кресов, тогда как человек выросший от литвинских корней – больше числит себя «сыном Перконса». В Польше была бы не возможна «балтийская цепь», созданная по инициативе литовцев – там не смогли бы так взять друг друга за руки…

Вообще, — литвинский эгрегор он очень похож на русский. Недаром столько татар без проблем влилось в него – и растворилось там без остатка. Только по фамилии Нарбековас (был такой футболист) и можно сразу сказать, что у чела – татарские корни. А так – такой же литовец как все. Кстати, это одна из главных причин, — почему у них практически моноэтническая республика. Если у общества есть какие-то внутренние приколы, возникают ситуации – как в Эстонии, или – Латвии, где «чужих» — чуть ли не половина общества. И по внутреннему мироощущению они нам очень близки, — оба эгрегора созревали в условиях – «Если завтра война, если завтра в поход», — только для нас это были печенеги и половцы, а для них – монголы. А разница именно в том, как развивались производительные силы общества, — русское общество оказалось в «открытой системе» — наши потребители жили за тридевять земель от России и нужно было с ними дружить, а беседовать с покупателем через губу ни в одной торговле не принято. А литовцы были «закрыты». Они выросли в ситуации, когда собственное производство не развивалось, а «не мы» были для них врагами и «варварами». Поэтому с теми же степняками они были воспитаны общаться исключительно через прорезь оптического прицела. Поэтому-то Литовская Русь и не могла стать Матушкой Россией в принципе. Во-первых, и самых главных, — не было отработанных экономических цепочек во внешний мир, — по которым в итоге и началась последующая экспансия. Во-вторых, – не сформировалось мощной производственной базы – необходимого мотора для этой экспансии. А в-третьих, — в ходе уже самой экспансии не могло возникать положительной обратной связи с присоединяемым населением, которое в русском случае сталкивалось с приветливым отношением, которое подкреплялось традицией доброго мира со муслимскими покупателями, а в литовском – отменялось «литовским гонором», которое было следствием чувства – «мы форпост цивилизации». А раз не было положительной обратной связи, сама экспансия – была невозможна.

И, наконец, очень личное… Есть один важный для нас для всех факт: в ходе Великой Отечественной в Эстонии была сформирована целая дивизия Ваффен СС, в Латвии – отдельные подразделения для той же дивизии. Дивизии СС. А в Литве – хрен. То есть там были какие-то свои полицейские части, которые точно так же ловили евреев, но это была своя – литовская полиция (и многих там сами немцы потом постреляли «за саботаж» и «милость к жидам»). Эти люди – сами не желали служить в СС, потому что это по определению – не была литовская организация. Там даже местные девицы – не хотели ехать на работы в Германию! И Саласпилсов там все-таки – не было…

Вот и получается… Не друзья они нам – совсем не друзья. Но и срать на них — только за то, что они первыми из Союза сорвались – тоже не надо. Они с той же самой охотой и из-под немцев пытались вырваться. Просто они – литовцы, — параллельная цивилизация. Не друзья, но и — не фашисты. Вон пример показательный, — Шевалдин директор Игналинской АЭС у них русский, по-литовски вообще ни бельмеса. Считает себя литовским патриотом. Раз – считает, значит там к нему по пустякам не придолбываются. Вон у соседей придолбались аж к статуе, а тут человек на таком посту и – ни фига не понимает местного языка. Раз он там держится, значит у местного эгрегора установки такие, что – вошел в положение. Стало быть – не фашистский. А раз так – дружить можно. Наверно даже и – нужно.

Ну да я отклонился от темы ответа на Ваш вопрос. Но мы к ней обязательно с Вами вернемся, так как отношения князя и народа, наших (владимирских, рязанских и проч.) и «ненаших» (не-владимирских, не-рязанских и проч.), рабов, пленных и крепостных – очень важны для понимания России и истории её развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>