footuh — 05-01-2009 23:00:00

Ну а теперь вопросы!

2.Много упоминаний в текстах про «покусанные спины», Индонезийские задницы, а так же про Бенка в Колледже и Константина Палыча в Москве. Это что?Больная тема?

Да, в первый момент о том не задумался, однако там есть и такой момент. Про покусанные спины, да индонезийские задницы — это на Вашей совести — раз Вас клинит именно на этих текстах, — стало быть — они задевают что-то для вас личное. Если с покусанными спинами, то это еще можно объяснить, то по поводу индонезийских задниц — там вообще речь не об этом.

А в Бенке это вообще тема для особого плача. Этот человек — извините за подробность, носил герб «Ливонского Жеребца» и в молодости стремился ему соответствовать. Если вы прочли текст, то — можно и догадаться, что в сравнении с первыми версиями, где уж совсем «триумф плоти» — строго в соответствии с источниками, — в итоговом варианте все, что можно — опущено. Однако — во-первых, нужны «жареные пирожки», а во-вторых, — хорошо бы вам почитать немножко историю. Тогда бы вы может быть знали бы, — что в начале правления Николая была так называемая «комиссия по содомитам», возглавлял которую как раз Бенкендорф, и по итогам деятельности этой комииссии — очень много народу из окружения Константина и — двора Александра — выгнали на мороз, — так что мимо этой темы вообще не пройти. В 1826-1828 году обвинение в содомии было самым простым и трудно проверяемым поводом для отставки кого угодно — тем более что Константин особо и не скрывал своей слабости, а при дворе Александра нравы были весьма специфическими. Извините уж — из песни слова не выкинешь. А так как число «жареных пирожков» — должно быть ограниченным, все ж таки мы тут не де Сада, или Апполинера надеемся переплевывать, то — получается, что все, что вылезет за грани сюжета — похерится, а уж то, мимо чего нельзя не пройти — выпятится.

(Я тут десять раз переписываю — как получше написать то, как Бенк Пушкину рассказывает некоторые события кампании 1813 года, которые он сам расследовал, из которых Пушкин потом напишет «Капитанскую дочку» и последующий гнев Бенкендорфа, который потребует сменить имя главного героя с Швабрина на Гринева и полностью вымарать все то, что на долю героя в пугачевском плену выпало… (Не верите — перечитайте «дочку» и ответьте на простейший вопрос — за что именно герой был Пугачевым помилован?) А вы тут с такими вопросами…)

Вы еще спросите — какие были отношения у Дантеса с Геккерном и — не больная ли это для меня тема… и можно ли все это как-нибудь обойти в рассказе о Бенкендорфе.

Лечиться Вам надо, батенька, именно от того, — о чем спрашиваете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>