footuh — 2008-12-23 15:03:09

Нет, объясняете вы как раз доходчиво, просто достаточно образным языком, логика видна отчетливо. Другое дело, что все аналогии хороши до определенного предела, потому-то у слушателя и возникает необходимость задавать уточняющие позицию вопросы.

 Мой последний вопрос был вызван следующими соображениями. Поликристалл в обычных условиях практически не мутирует в свою противоположность по ряду причин. Навскидку можно выделить в первую очередь наличие критической массы носителей и выгодоприобретателей именно поликристаллической традиции, для которых попытка концентрации кем-то чрезмерной власти и последующего изменения системы — угроза, с которой они обязательно будут бороться, дабы их положение не ухудшилось. Очевидно, что преодолеть данное сопротивление среды в обычных условиях практически невозможен: съедят, тут вопросов нет. А вот в те моменты, когда система испытывает серьезные проблемы, у меня появляются вопросы. Чем серьезнее проблемы, тем меньше будет выгодополучателей от сохранения статус-кво, и тем меньшими ресурсами они будут обладать. Соответственно, рано или поздно, рассматривая все более усугубляющуюся ситуацию, мы в какой-то момент обнаружим, что желающих (и имеющих на это ресурсы) сопротивляться попыткам кардинальной ломки децентрализованной системы становится настолько мало, что появляется реальная возможность их свалить. И весь вопрос заключается лишь в том, насколько серьезные проблемы должно испытывать общество, чтобы такой вариант мог оказаться реальным. Желающие-то сконцентрировать все рычаги в своих руках найдутся, причем концентрацию эту будут пытаться осуществлять именно по возможному максимуму, получая в пределе — именно монокристалл, имеющий шансы со временем укрепиться настолько, чтобы суметь набрать собственную инерцию, которая не даст ему развалиться в последующем.

То есть вопрос, на мой взгляд, исключительно в силе кризиса, которую ощутят Штаты. И вот этот момент мне в ваших рассуждениях и оказался непонятен, какие вы видите механизмы, делающие невозможными вышеописанные мной процессы.

Вот пример с Гитлером в этом плане может многое, наверное, объяснить. В чем именно проявлялась «плохая управляемость» Рейха, какие силы помешали достичь «хорошей управляемости» (очевидно же, что желания ее достичь у Гитлера не могло не иметься) в то время, и почему влияние этих сил нельзя было преодолеть хотя бы в перспективе. Тогда и ситуация с обществом США станет понятнее в рамках рассматриваемой концепции.

 

«Плохая управляемость Рейха» проявлялась в том, что у фасеточной, поликристалличной Германии было два явных центра кристаллизации — Австрия и Пруссия и дофига неявных, — в виде рудиментов Баварии, Саксонии, Тюрингии, Гессена и так далее. Очень важным моментом здесь можно отметить то, что два этих центра были по определению — враждебны друг другу — хотя бы потому, что Пруссия — по сути своей была лютеранской, а Австрия — католической. Однако, — увы и ах — для того, чтобы хорошо воевать — людям нужны высшие стимулы, — Вера в высшие Идеалы (Сталин, будучи бывшим семинаристом, — это хорошо понимал). И если основные тезисы коммунизма не шибко противоречили основным тезисам Православия, с национал-социализмом была некоторая беда. Именно поэтому Гитлеру и пришлось вытягивать из преданий старины глубокой сказки про Тора и Одина, так как общей религиозной доктрины — из-за разности в вероисповеданиях Австрии с Пруссией у него — не вытанцовывалось. То есть все эти молнии на шлемах СС и прочая мишура были только лишь этаким псевдо-религиозным костылем, призванным скрыть отсутствие единого религиозного стержня, который, несомненно, присутствовал у его главных противников — Англии и России. (Вообще, строительство некой религиозной догмы на «негативных» моральных принципах — занятие от лукавого и обычно до добра не доводит. Это всегда явный признак того, что общество не монолитно, но в реальности состоит из кучи несмешиваемых эгрегоров.)

Дальше больше — Гитлер по крови был австрийцем, о чем все кто ни попадя не упускал случая ему — ткнуть. Вообразите французского генерала, который бы сказал про Наполеона, что тот — корсиканец, или советского, что Сталин — грузин, да еще с негативною интонацией. А в Германии это было запросто. Например, — Геринг на официальном приеме по случаю победы над Польшей — на вопрос амерского посла насчет того, что в Германии гоняют евреев — говорит: «Это все австрийские штучки. У нас — пруссаков такого не было. У меня самого крестный — еврей». Тогда и сейчас это было воспринято, как некая фронда по отношению к Гитлеру, и породило кучу сплетен насчет «человечности Геринга», а это совсем не о том. Это просто констатация факта, что — в фасеточной Германии всем позволено до сих пор помнить, что из земли чутка различаются.

Или — другой прикол, — немецкая военная аристократия имела, по сути, прусское происхождение, а Гитлер отчаянно пытался пробраться в их круг. До тех пор, пока он не стал бы для всех этих друзей — своим, ему ничего не светило — в плане политическом. Пруссаки — лютеране и Гитлер добился их доверия тем, что стал гонять ссаной тряпкой — единоверцев (если помнить, что он — австриец) католиков. Хороша себе верховная власть, если в стране — до сих пор кипят религиозные разногласия, и от того, — какой ты Веры — зависит, готовы ли тебя поддержать твои генералы.

Или вот — замечательнейший пример, — товарищ фон Паулюс. Замечательный генерал, но был нюанс. Паулюс родом из Гессена. И на протяжении всей его службы — его только и делали, что шпыняли тем, что он «католик», «гессенец» и так далее. Когда умер Арним фон Рейхенау (сердечная недостаточность), и на его место Гитлер решил ставить Паулюса, весь ГенШтаб встал на дыбы — «Паулюс родом из Гессена. Гессенцы — потомственные наемники. Они не имеют ни малейшего понятия о Чести». Понадобились слова Гитлера — «Для меня все вы — немцы!» К несчастью для Гитлера — Паулюс оказался под Сталинградом и там не пустил себе пулю в лоб, как должен был сделать нормальный рыцарь из Прусского Ордена. И возникает вообще уникальная ситуация — Гитлеру сообщают о капитуляции Паулюса, он приходит в комнату, где его ждут люди из Генштаба, гробовое молчание. Наконец, Кейтель очень сухо очень по-немецки говорит: «Мой фюрер, мы совершили трагическую ошибку. Для наемников всегда важней всего деньги, да их собственная шкура…» Разговор на этом окончен. Больше Гитлер не назначает на ответственные посты генералов не из Пруссии. Оказывается — далеко не «все мы — немцы!» в этой абсолютно тоталитарной стране.

Другой пример, — планирование войсковых операций. По итогам действий немецких войск возникали — длинные чулкоподобные зоны окружения (это наши потом принялись окружать их колечком, а немцы нарезали именно чулки). Как ни странно это одно из проявлений германского склада мышления. Дело в том, что даже на дивизионном уровне — для немцев была характерна «фасеточная»/земляческая логика, или логика «волчьей стаи». Все выдвигаются вперед одновременно и при помощи разведки боем нащупывают слабые места в обороне противника (если нет прямых указаний на то, что какая-то из зон противником просто не защищена). После этого те, кому повезло — рвутся вперед, а те, кому не повезло — связывают противника боем. Друг другу дивизии при этом не помогают! Прорывающиеся движутся вперед до тех пор, пока не встретят сопротивление, или не израсходуют оперативный запас хода, после чего «чулок» замыкается. При этом упор делается на механизированные пехотные соединения, а вовсе не на танки — как многие думают. Сражение решается перерезанием транспортных путей доставки боезапаса и провианта окруженным частям, а достигается это саперными фортификационными работами и последующей жесткой обороной отсекающих позиций, а вовсе не фронтальными атаками — как это принято у унитарных армий — навроде советской или британской.

Иными словами — даже способ ведения войны немцами был скорее парафразом экономической тактики характерной для сильно децентрализованных государств в борьбе с централизованными государствами. Да, при этом экономилось дофига народу и лишний раз немцы не гоняли своих солдат в лобовые атаки — в начале войны. В конце войны, когда все их позиции оказывались под советским (или британским в Африке, или Италии) прессом и какая-то из немецких дивизий не выдерживала, соседние опять же не приходили ей на подмогу, и наши части перемалывали врага по-одиночке. И количество потерь в войне у нас стало быстро выравниваться.

Короче говоря, — если приглядеться к тому, что творилось в Германии той поры — там был прибабах на прибабахе, которые вообще не свидетельствуют о том, что эта страна была хоть в чем-то «монокристаллом».

 

Все то же самое можно сказать и о современной Америке и позвольте заметить, что в случае киздеца, разговоров на тему о том, что такой-то — «тупой ниггер», а такой-то «немытый латино», а вон тот — «итальянский мафиози», не говоря уж — о вон том «белом ублюдке» — будет не меньше, а много больше. Мне так кажется.

 

P.S. Хотя бы потому, что в групповой психологии есть известный феномен, если группа не объединена какой-то высшей Идеей, то при снижении местных ресурсов, отношения в группе — резко ужесточаются, а не — наоборот.

Люди при падении вниз по социальной лестнице принимаются сильнее грызть друг друга за снижающиеся ресурсы, а не становиться альтруистами — в отсутствии объединяющей их Высшей Идеи. А для того, чтобы у них была эта объединяющая Идея — они должны принадлежать одному и тому же Эгрегору, управляемому этой Идеей. Американское общество — поликристаллично. Конец обсуждения.

 

P.P.S. С тем же успехом можно предположить, что украинское общество в условиях совсем уж жуткого кризиса — хором объединится и все вместе львовские, донецкие, Киевские, одесские и севастопольские украинцы ощутят себя единой семьей и с радостью, засучив рукава — примутся строить единое — общее будущее.

Но и предполагать, что Украина обязательно навернется и — точно развалится на некоторое число неравных частей — тоже не стоит. То есть – конечно, развалится, но, развалившись, — она и придет в характерную для подобных поликристаллических государств — форму устойчивую. Если только отдельные крошки из этого крошева не склюет кто-нить из окружающих.

footuh — 2008-12-23 11:09:48

А какова в таком случае на ваш взгляд вероятность мутации Штатов из псевдомонокристалла в реальный монокристалл по сравнению с вероятностью их возвращения к классическому поликристаллу? Вы полагаете это принципиально невозможным исходя в частности из высокой неоднородности населения, так ли это существенно с точки зрения, к примеру, тоталитарного государства?

 

Если они это сделают, это будет уникальный случай в истории, а потому вероятность этого близка к нулю. Вы посмотрите, что они творят в том же Ираке, или Афганистане, или как они выеживались во Вьетнаме, или — Камбодже. Ежу понятно, что по своему социальному уровню развития — ни Ирак, ни Афганистан — в жизни никогда не догонят США, разве что от США останется только большой кратер на карте. Так зачем столь бессмысленная жестокость? Ни Россия, ни Англия такого себе не допускали. Настоящий мужик ни малышей, ни упавших — не бьет. Во-первых, незачем, а во-вторых, не стоит армию расслаблять. (Массовое истребление индейцев началось не английскими кадровыми частями, но амерскими колонистами — ежели вы не помните.)

Точно так же — безмерно тоталитарный Гитлер в своих планах по завоеванию русских земель — планировал именно полное уничтожение большинства населения — до уровней достаточных для поглощения немецкими колонистами. Уж куда как — тоталитарный пример, однако поведение это — не супер-централизованного монокристалла, а квази-монокристалличного — но по сути своей — поликристалличного общества. Германия — пусть и отрастив себе усики, шишаки, да прочие атрибуты в виде люфт и панцерармее — по сути своей оставалась все тем же поликристаллическим — технологичным, социально продвинутым, но при этом плохо управляемым обществом. Недаром Адольф Алоизович так носился с идеями Платоновской Республики, а одной из основополагающих мыслей там является «удобообозримость». Мне просто интересно — вот завоевал бы Гитлер, к примеру, — Россию, — с какой скоростью — развалился бы его Тысячелетний Рейх? Собственно германские секретные службы были у них там — никакие. Для того, чтобы наводить страх на добропорядочных немцев, — достаточно надеть черную кожу, да пару раз массово шлепнуть своих же штурмовиков. Однако, все эти лагеря смерти и прочие гадости — ничто в сравнении с мощью иезуитов в Испании, Интеллидженс Сервис времен Вальсингама или Дефо, или Третьего (Тайного) Управления Его Величества Канцелярии — Бенкендорфа, да Берии. Только не смешите мои тапки рассказами про необычайную крутость амерских ЦРУ, или АНБ — для того, чтобы вырастить по-настоящему «Службу Ночи» — требуется до фига особенностей внутреннего управления страны, тех особенностей, которые у амеров пока никак не проглядываются. В переводе на более понятный язык, сегодняшние США это простая техасская/вермонтская дивчина, накачавшая себе бицепс в спортивном зале и привесившая себе огромную дилду, а то еще хуже — приживившая себе почти настоящую женилку на три метра и возомнившую себя после этого мужиком.

Но есть нюанс, — для того чтобы в деле быть мужиком — не нужна огромная дилда, или йёнг на три метра. Опыт показывает, что и сантиметров 15 вполне хватит. К примеру, — несмотря на всю крутость амерских «Летающих крепостей» — бойню №5 в Гамбурге, Лейпциге, Дрездене немцам устроили вовсе не амеры, но британцы на больших уязвимых и очень низко летящих Ланкастерах. И им было пох, что их сшибают — они просто шли волнами и ложились под огнем немецких зениток, но — дело сделали. А в немецких лагерях для военнопленных отказывались сидеть в одном бараке с «амерскими ссыкунами». Вот она, глубинная разница между истинным мужиком и теткой с метровой дилдой, — если я чего непонятно кому обьясняю.

 

Единственный раз, когда нечто подобное на нашей памяти пыталось случиться в истории — пример Франции. Францию видно любил всевышний, — поэтому у нее ресурсов всегда было больше, чем у всех прочих. И этих ресурсов однажды хватило на то, чтобы расти сразу по двум путям. Мало того, что у них уже была абсолютная монархия и вытекающая из нее могучая армия, так они решили еще быть и первыми по культуре и технологиям. Получилось, что если Германия выращивала себе прусские усы и шишак, Франция — принялась красить губы, да приставать ко всем со словами — «пра-ативный». Что и привело их в итоге к Французской Революции, а саму страну к неявному разделению на две смысловые части. Что и позволило гитлеровской Германии — лет через сто — поиметь не всю Францию, а только её имперский кусок — при этом поставив к стене всех опасных товарищей — под видом борьбы с партизанами. А кусок не-имперский был оставлен цвести и пахнуть и партизаны там веселились вовсю. Смысл сего действа был в том, чтобы воссоединенная Франция — после Германской победы, или поражения — неважно, была объединена местными три-два-расами с традицией, восходящей к Королю Солнце и Регентству (а если глубже копать, то к эпохе графства Тулузского и всем тамошним альбигойцам с катарами), а не имперцами из Иль-де-Франс. Что и проявилось впоследствии — в ходе войны французов в Алжире. Там уже было явное поведение человека с накладными мушками и в помаде, а не прежнего д`Артаньяна. Да — вот такой процесс имел место.

Короче говоря, — США не могут сами изменить своей сути. Нужно, чтобы кто-то их хорошо отпинал для этого. Однако из истории следует, что если после пинания — на вас есть какие-то виды, то скорее мужика будут пользовать вместо бабы, потому что использование бабы вместо мужика — несвойственно победителям. Ну, разве что США будут побеждены какой-нибудь — «пра-ативною» Францией, которой самой — шибко — перетрахнули все её внутренние настройки.

Невозможно самому себя вытащить за волосы из болота. Нужен внешний толчок.

footuh — 2008-12-22 10:39

Спасибо, познавательно.

То есть, получается, что Ангелы России и Германии впервые… хм… познакомились-пересеклись между собой в 17 веком веке?. В таком случае, получается, что тандем Россия-Германия находится на стадии формирования?

Пробую разобраться. То есть получается, что Евразия — это пока что дитя в окружающем его мире (с точки зрения формирования Ангелов)? И взаимоотношения Россия с Германией, получается, находятся на стадии детского лепета? То есть, мы друг другу понравились, но что с этим делать, пока не понятно, так? Тогда получается, что говорить о «Евразии» пока можно только в сослагательном наклонении: если эти два Ангела договорятся, то когда-нибудь. Кстати, укладывается в возрастную шкалу юношеского возраста и в происходящее «сейчас»: подрались-помирились, стали закадычными друзьями.

Тогда у меня еще один вопрос появился: что так напугало других Ангелов в первоначальных взаимоотношениях России и Германии, где/когда они увидели угрозу для себя и стали пытаться рассорить этот тандем?

Ну, тут надобно понимать, что наш «медовый месяц» с Германией, — это всего лишь миг в основном течении исторического процесса. Когда-то нас не было, Германии не было, а страны развивающиеся в комплементарном единстве уже были. К примеру, — классическая «античная пара», из которой и проистекла вся нынешняя цивилизация в целом — были безусловные «комплементы» — «монокристаллический» Рим и «поликристаллическая» Греция. Их взаимное притяжение и создало в итоге всю античную цивилизацию.

Причем, это общее правило, — конкурирующий нам сверхэгрегор — Англия-США, — это же ведь тоже, в известном смысле, классический комплемент, только в том случае, — поликристаллическая фракция была порождена монокристаллической затравкой. Ведь посмотрите, — пока каждый из компонентов Западного комплемента занимался своим делом — дела у них шли много лучше. США вплоть до 30-ых годов 20-го века фактически не тратились на оборону и создание мощной бюрократии, — то есть не запускали внутри себя процессы «суперцентрализации». Это было в первую голову место, где народ много думал, много чего производил и — был свободен. В свою очередь Британия была этаким «тафгаем» этой, достаточно классической, пары. И это было правильное соотношение, — элемент с большей степенью централизации, «религиозной закалкой» и сильной стратификацией общества — по определению лучший вояка, а элемент децентрализованный, с высокой степенью личной свободы для своих граждан, а так же кучей религиозных свобод, а то и — явным атеизмом — лучший торговец, генератор идей и вообще — новатор. Смысл этого — в простом сравнении деятельности римского легиона с его жестко централизованной структурой, неизбежным внутренним насилием и Верой в свою особую миссию и — греческого симпозиума, где дозволено высказывать любые мысли, вести себя как угодно, и заниматься тем, что тебе по душе. Понятно, что первая структура способна валить любого противника, а вторая — завалить кого-то сможет только за счет технологического преимущества, да и то — вряд ли, зато первая структура ни за что не угонится за второй — если надо что-то придумать.

Вот теперь смотрите, — что происходит с «западным сверхэгрегором»: в процессе преодоления кризиса Великой Депрессии выяснилось, что Штатам понравилось заниматься прямым администрированием, производством оружия и всем прочим, и мы увидели явный процесс — трансформации поликристаллического общества в квази-монокристаллическое. Квази-монокристаллическое потому, что там никогда не будет достигнута та возможность суперцентрализации, как например, в Российской Империи/Советском Союзе, а, кроме того, — в США по факту отсутствует единый центр управления решениями и народ — шибко разбалован «демократией». Если Вы приглядитесь к тем процессам, которые происходят в амовском обществе, то не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы заметить явное сворачивание личных свобод, массовое «оглупление» населения, всякие товарищи неоконы — по поводу и без повода апеллируют прямо к Богу (то есть налицо попытки распалить внутреннее религиозное чувство), армия раздута вне всяких разумных пределов и вообще — спецслужбы начинают опутывать все общество сверху донизу. Это все явные признаки попытки «монокристаллизовать» свое общество — подготовка данного общества к Большой Войне.

Однако есть тут нюанс. Распалить религиозное чувство при том, что в США дофига белых ВАСПов, католических итальянцев и латиносов, да евреев — самой разной религиозной направленности, да еще чернокожие муслимы, да китайские конфуцианцы в количестве — и все это многообразие — принципиально не смешивалось из-за того, что США по сути своей «поликристалличны» — не смешите мои тапки. То, что у амерских неоконов большие хотелки, глядя на нашу Родину, выросли — в смысле — «Хочу такую же армию!» — это не аргумент. Народ не может прыгнуть выше своей головы, — «поликристаллическое» прошлое невозможно изменить никакими бюджетами, или ежедневными проповедями на ТВ. (Равно как и супер-»монокристаллическое» прошлое невозможно отменить — отчаянными призывами к рынку и демократии.)

И вот то, что мы видим сейчас это прямое следствие этой многолетней безмозглой политики. Амеры долго, жестко и направленно — «оглупляли» свое «поликристалличное» общество, используя для этих целей – все: от внедрения в мозги «голливудских стандартов», до «охоты на ведьм» эпохи Маккарти. Теперь они пожинают плоды, — собственно амерское производство новых технологий неуклонно снижается. Они отчаянно разминали свой военный мускул и пришли точно к тому же, что и кайзеровская, а за нею и гитлеровская Германия — большая армия, а кормить её нечем, так как ресурсы, которые обычно уходили на внутреннее потребление, социальное развитие, получение новых технологий — оказались бездарно вбуханы в «Большие Берты» и прочие вундерваффе. Такова уж особенность военных усилий всех «поликристаллических» обществ — если они начинают раскачивать свой военный бюджет, то быстро выясняется, что мобресурс у них в стране никакой и поэтому нужно все потратить на повышение качества личного состава, а так же надеяться на счетные машины Цузе, ракеты Фау, отравляющие газы, или македонскую фалангу. И когда враги находят противоядие против этого технологического гандикапа, — «поликристалличное» общество в войне должно сдуться. Такова уж неизбежность исторического процесса. Поэтому я особо не сомневаюсь в крутизне амерских авианосцев, или там Рапторов. Однако же я не сомневаюсь и в том, что в случае большой войны — это все ненадолго. Страны «монокристаллические» на то и очень опасны в войне, что способны канализировать практически все свои ресурсы на военные нужды. А значит любой технологический гандикап против них в военной области — не надолго. На всякую фалангу рано или поздно найдется свой легион. А вот в невоенной — как выйдет. Своих философов в Риме — против греческих так и не изобрели. (Даже те, кто считаются римскими, появились и работали на деле — в Греции.) И «Гнев, о, Богиня — воспой Ахиллеса Пелеева сына» — тоже САМИ не написали. Потому что те же Вергилий с Горацием писали по греческим лекалам и вдохновлялись скорее греческими образцами, хотя конечно — для развития римской культуры они постарались. К примеру, — историки до сих пор умиляются всем греческим описаниям путешествий, или географических открытий. Конечно, там много наврано и приукрашено, но видно, что душа у людей просто пела в процессе открытия. А римские источники читать просто не хочется. Приехали, увидели, победили, дальше поехали. При всем этом, — общность Рим-Греция все ж таки называется — Римской Империей, хоть Греция под видом Византии и пережила военные неудачи своего римского супруга-товарища.

В общем, короче говоря, — ежели ничего не случится совсем уж глобального, то можно сделать такие выводы:

1) У России хорошее будущее, рано или поздно (я думаю — в пределах ближайших 70-100 лет) она, скорее всего, объединит под собой большую часть просторов Евразии, однако реально рулить внутри этой Евразии будут, скорей всего, немцы (просто за счет того, что у их цивилизации гораздо более высокие социальные техи, чем у нас грешных).

2) Данное государство будет формально унитарным, но по сути своей бинарным эгрегором. Так в любой клетке есть собственное ядро с уникальной генетической информацией, но энергию для жизни она получает от рибосом, которые имеют свою собственную генетическую структуру. Ученые считают это примером древнейшего из наблюдаемых биоценозов, когда два организма из общих выгод в ходе эволюции слились в одно целое, но так и не смешались от этого.

3) США ждут великие потрясения, но причиной потрясений — будут не внешние факторы, но эффекты от самопроизвольного перехода в привычное «поликристаллическое» из нынешнего квази-»монокристаллического» состояния. Распад при этом США не грозит (разве что какие-то совсем уже отмороженные неоконы не начнут этому естественному процессу — жестко препятствовать).

4) Главным глобальным противником в мире для России была и остается Великобритания, которая в ближайшие годы уйдет совсем из ЕС (то есть откажется от квази-»поликристаллической» роли навязанной квази-»монокристалличными» США) и начнет возвращаться в свое привычное «монокристалличное» состояние. Процесс будет идти параллельно с таким же в США, — потому что эти страны — классические «комплементы». (Нашим олигархам, которые думают найти там себе новую Родину — я не завидую.) По поводу большой войны нас с ними — я не думаю, но какие-то замороки нам предстоят обязательно.

5) Основу развития России в ближайшие годы составят инвестиции из германской зоны, а сами наши предприятия рано, или поздно окажутся под немецким экономическим контролем (а ЕС, соответственно, рано или поздно перейдет под наш контроль политический). Ну, как бы — баш на баш, или рука руку моет.

Ну, вот как-то так…

footuh — 2008-12-21 18:40

Современную пару Россия-Германия мне удалось вроде понять, а можно все же рассказать с исторической перспективы?

 

Самое главное, — необходимо понять, что мозги у нас всех слегка засраны советским образованием. Ну, в смысле они, конечно не засраны, а ровно наоборот, но это никогда не касалось общественных наук. Поэтому-то мы очень даже хорошо в Советском Союзе выступали с точки зрения наук естественных, однако, как только дело заходило про общественные науки, начинался тихий ужас.

Главной проблемой при этом было внутреннее убеждение в том, что есть мнение советское, партийное и правильное, и — есть мнение всяких ушлепков, навроде Тойнби и прочих там Моммзенов. Далее — за историческую истину в последней инстанции выдавалась история России — от Рюрика и до наших дней. Далее следовал вывод по умолчанию, что все страны должны развиваться именно так, как мы — а те, у кого было не так, все страшные лохи, которые совершали ужаснейшие ошибки. Однако при этом полностью опускалось из рассмотрения, что Россия сама по себе — пример экстремальной централизации, которая для всего остального мира кажется дикостью.

 

А что же происходит в мире? А в мире оказывается существует не одна единственная и неповторимая модель развития государства, но — как минимум две и в каждой есть свои плюсы и минусы. Если модель «монокристаллического развития государства» — весьма хорошо разобрана и понятна нам на примере нашей Родины, то все явления, связанные с разными формами «поликристаллических» государств, — у нас обычно обходятся. Например, про Италию — в советских школах рассказывали про то, что там произошло Возрождение, однако процессов созревания и возникновения таких обществ, как Венецианская и Генуэзская торговые республики, или борьба гвельфов с гибеллинами, и почему одни города были за тех, а другие за этих, и при всем том — о процессах централизации там и не пахло — в советских учебниках напрочь умалчивалось. Тем более у нас в учебниках традиционно обходили вниманием процессы, протекавшие внутри Священной Римской Империи и крохотных германских городах государствах. Например, история Тридцатилетней войны — первой по сути своей мировой войны в Европе — в наших школьных учебных курсах никак не рассматривается, — потому что этому не было прямых аналогов в нашей истории — и поэтому нечего подрастающему поколению головы всякой фигней забивать.

Однако, в то же самое время — примеры «поликристаллических обществ» подробно разбираются в школьном курсе античной истории, если Римская Империя — это яркий пример того, как развивалось монокристаллическое общество, то античная Греция это и есть тот прообраз «поликристаллического» развития характерного для средневековых Германии и Италии.

 

Итак, — в чем же глобальная разница, а так же плюсы и минусы монокристаллического и поликристаллического развития?

Глобальная суть проблемы состоит в ограниченности имеющихся ресурсов. Ни одна страна в мире не имеет достаточно ресурсов для того, чтобы развивать все сферы своей деятельности одинаково гармонично. Поэтому есть государства «монокристаллы», — ставящие во главу угла — усиление военной мощи и соответственно мощи политической, и есть государства «поликристаллы», — где каждая из ячеек государства — отдает часть своего суверенитета высшим органам, а освободившиеся ресурсы направляет на развитие социальное и технологическое.

Государства «монокристаллы» имеют обыкновение — метелить всех вокруг, но при этом обязательно имеют зримые моменты провалов в своем развитии, — то есть стадии, когда грозная военная машина таких государств не может конкурировать с соседями по причине своей отсталости технологической, или, что еще хуже, — государство попросту начинает рассыпаться само собой — по причине собственной социальной отсталости в сравнении с окружением. Государства «поликристаллы» — гораздо здоровее своих соседей в смысле экономическом, или развитии технологий/ремесел, однако — рано или поздно они могут быть пожраны своими более мощными в военном плане «монокристаллическими» соседями.

Эти вполне естественные плюсы и минусы — очень часто приводят к тому, что государства начинают расти «комплементами» друг к другу — при этом государства «монокристаллы» оказывают военное покровительство своим «поликристаллическим» братьям, а взамен получают необходимый рост технологий и социального развития — внутри себя — за счет заимствованных технологий. И наоборот.

Отличить государства «поликристаллы» от «монокристаллов» — легче легкого. Государства «монокристаллические» растут из своего логического центра («ядра») к окраинам и отличаются очень ранними в историческом плане процессами централизации. Государства «поликристаллические» растут, напротив, от своих логических окраин к центральной зоне, и данный рост вызван внешней причиной, но не процессами централизации. Итальянский Пьемонт или Королевство Сардинское становится центром общеитальянской консолидации в ответ на постоянное военно-политическое давление со стороны Франции. Пруссия (страна-казарма) это цивилизационный ответ общегерманского эгрегора на постоянную угрозу со стороны Польши/Речи Посполитой, а Австрия — на столь же постоянную угрозу со стороны Турции/Османской Империи. Равно как в античные времена Древняя Греция, устав от персидских вторжений, дала свой цивилизационный ответ персам в лице Македонии.

Что касается исторической перспективы отношений Россия — Германия, то ключевым моментом здесь нужно считать события Тридцатилетней войны.

Как я уже говорил, — государства «поликристаллические» — в случае военной угрозы становятся весьма зависимы от внешних факторов и в данном случае — все пошло не так. Вообразите себе добрую немецкую фрау кабатчицу, которой все её посетители — вместо положенных денег и уважения, — разнесли вдребезги её кабачок, а потом еще и надругались над теткой всем скопом. Вот она встает — вся побитая, извиняюсь за подробность — обтруханная, обиженная до бабских слез — смотрит на себя в зеркало и понимает — так больше нельзя. Нужно или отращивать самой себе бицепс (он впоследствии появится в виде Пруссии), или искать себе покровителя. И вот эта добрая фрау достает свой маленький гроссбух и, послюнявив свой карандаш, пишет там списочек: «Швеция, Польша, Турция, Франция», а потом оглядывается вокруг. Далеко на востоке – извиняюсь, в помойной канаве лежит некий мужик. Когда-то он был крут и могуч, но сейчас — внутренние разборы и смутные времена сломили его. Мужик постоянно орет благим матом и блюет под себя (недаром в нашей истории тот век назван «бунташным» — падение производства и валового продукта подвело Империю к краю бездны). Повсеместная неграмотность, нищета и мятежи в государстве практически поставили нашего Ангела на колени. Однако с точки зрения побитой фрау мужик вполне себе — и ежели его одеть, умыть, да научить манерам…

Решено, — в Россию табунами идут посольства от немецких городов государств и прочих Австрий с Пруссиями. Возникает Кукуй-»Немецкая слобода», германские товарищи вовсю начинают работать с нашей элитой — пытаясь выяснить — насколько Россия способна помочь Германии (в смысле всему этому поликристаллическому скопищу городов-государств) — поквитаться с обидчиками. Повторюсь, само по себе государство, — каким бы сильным и могущественным оно ни было, — не способно вытащить себя за волосы из любого болота. Нужно быть кому-то хоть в чем-то нужным и интересным. Тогдашняя Россия была интересна тогдашней Германии тем, что в принципе могла навалять кому угодно. В первую голову главным германским обидчикам в Тридцатилетней войне — Швеции, Польше, Турции и — может быть — Франции.

Если звезды зажигают, — это кому-нибудь нужно. Зажгли звезду. Германия, припоминая все свои былые обиды и слезы, с восторгом вычеркивает из своего гроссбуха ненавистные имена — Швеция, Польша, Турция… Однако с Францией — есть проблема. Россия может добраться до Франции только через тело самой Германии (как это случилось в наполеоновских войнах), так что мочить Францию — Германии нужно самой. Вот тогда то, милая добрая фрау вдруг для всей прочей Европы выращивает себе прусские усы, островерхий шишак и прочие половые признаки в виде Флота Открытого моря и прочих там Цепеллинов.

С первого раза насадить Францию на прусский шишак, увы — не удалось. Поэтому начинается второй заход. Летом 1940 года — решена главная цивилизационная проблема Германии — Франция «кастрирована» раз и навсегда, — как показывает вся дальнейшая история — все граничные департаменты Франции скорее выглядят германскими «городами-государствами» с той поры, а «соглашение по углю и стали» — ставшее в последствии зародышем ЕС, означает одно — тогда в 1940 немцы размозжили навсегда саму главную угрозу своей «поликристаллической цивилизации». Иными словами, — то, что произошло после 1940 года — с точки зрения цивилизационного развития немецкого общества — не так чтобы важно. Нет, конечно, — с одной стороны оно важно, но начавшиеся после 1940 года постоянные шевеления немецкой элиты в виде «красной капеллы», заговора генералов и действий Штауфенберга говорят об одном, — немецкий эгрегор с этого времени уже попросту отрабатывал некую социальную программу при том, что основные задачи к тому времени были уже выполнены. Вообще, — с точки зрения эгрегориальной — слом немецкой военной машины был благом для германского «поликристаллического» государства, так как представлял из себя этакого цивилизационного «трутня», который занимался несвойственным ему — для германской цивилизации — делом.

Кстати, дальнейшие события показывают, что разница в развитии ГДР и ФРГ, — это и есть разница в удобном для немецкого эгрегора поликристаллическом развитии ФРГ, и непривычном — квази-монокристаллическом развитии ГДР. Иными словами — ФРГ развивалась так, как ей велел немецкий Ангел, а ГДР — по калькам предложенным ей русским Ангелом. Калькам хорошим, но несвойственным данной общности.

Вот так — вкратце.

footuh — 2008-12-20 15:47:26

А ниче с ней не буит. Придет день и доллар отстрелится, как отработанная ступень. А вместе с ним и юань по факту привязанный к доллару.

А ежели на экране больше нету Китая и Японию смело могучим ураганом, то выясняется, что Адольф Алоизович был чмо и лохом, потому что все, чего он хотел можно было и без всякой войны.

footuh — 2008-12-18 22:06:20

Меня интересует возможность оси «Москва-Берлин». Какие Вам видятся геополитические расклады на эту тему? Можно об этом в ветке » История Евразии от древних времён и далее»

http://www.avanturist.org/forum/index.php/topic,319.0.html

 

Об этом я и писал тока что. Музыку при этом заказывают, конечно, не Меркель со Штайнмайером, и не Медвепуты, но объективные переживаемые трудности для обоих сообществ. Германия (вернее некие тамошние товарищи из Франкфурта, Гамбурга, Мюнхена и Дюссельдорфа) спит и видит — как бы к делу пристроить толпы всяких там «остей», которые в случае чего могут стать питательной средой для возможного возрождения такого милого явления, как «пруссачество», которое в отдаленном будущем может привести наших франкфуртских и дюссельдорфских товарищей к состоянию главных надсмотрщиков в Энском трудовом лагере. Им этого очень не хочется, — поэтому они из кожи вон вылезут ради — борьбы с безработицей в землях Бранденбург и Саксен-Анхальт, а так как на зарплате в таких раскладах не очень-то сэкономишь, сделано будет все, чтобы получить сырье по возможно меньшим ценам. К счастью для немецких товарищей — в нашей стране складывается неприятная ситуация, когда ради повышения производительности труда и экономичности производства — у нас будут готовы закрыть глаза на известное падение сырьевых цен. Однако бюджет сводить все равно надо будет, поэтому пойдут на повышение добычи, которая невозможна без привлечения технологий — в том числе из Германии.

Удешевление русского сырья для Германии приведет к повышению социальной стабильности и рано или поздно — к полной реинтеграции страны, а как следствие более плотоядным устремлениям — вокруг себя. Так как при переходе к мясной диете — нужно мясо, в том числе и «пушечное», можно ожидать в обозримом будущем — начала наступления на права местных рабочих, а как следствие — урезание относительного уровня заработных плат, и как дальнее следствие — начала отвязки от дешевых цен на сырье.

Приобретение дешевых производственных технологий (в обмен на дешевое сырье) приведет к повышению эффективности производства в России и росту нашей производительности труда. Рост производительности труда поставит под вопрос справедливость дешевых цен на сырье и как следствие — рост их, а вместе с ними и рост уровня благосостояния наших граждан. Что в том же самом недалеком будущем приведет к постепенной деградации связки Россия-Германия, как в связи с переключением германского внимания на их соседей с некошерными намерениями, так и переключениям внимания России на ее окружение — с теми же некошерными намерениями. Данные намерения обеих стран могут быть как синэргичными, так и антагонистическими, а уж че будет — бабушка надвое сказала.

Как бы ни было, — сейчас у нас с Германией ситуация близкая к ситуации после Рапалло. Им очень нужны мы, как источник дешевого сырья и при случае — здоровый мужик с ядреной дубиной, который готов вытурить засидевшегося заморского хахаля (они проверяли собственноручно — мужик здоровый, — на рейхстагах умеет расписываться, а чего еще от мужика с дубиною нужно, чтобы фрау чувствовала себя за ним, как за каменною стеной?). А они очень нужны нам как источник промышленных технологий и при случае — практичная фрау, которая бы помогла нам навести в нашем доме образцовый порядок (невольно приходит на ум пример с Хиддинком, который хоть и не немец, однако, был приглашен в Россию именно в этом качестве, — опытной домохозяйки, способной сварить приемлемый суп из уже имеющихся ингредиентов). То есть — на срок выхода на поток возникающего «в землях ости» нового промышленного производства, а так же срок внедрения в нашей промышленности нынешних немецких технологий — то есть 15-20 лет, — мы с немцами будем «сладкою парочкой», а уж что дальше — темна вода в облацех.

Предыдущий опыт показывает, что с 1922 по 1939 года мы развивались вполне «комплементами» друг к другу, хотя — это очень нехорошая аналогия. А с другой стороны — за эти годы с помощью немцев мы подняли и Днепрогэс и Магнитку и много чего еще — так что аналогия не такая уж и фиговая.